Монстр Женского Пола 3 книга

      Комментарии к записи Монстр Женского Пола 3 книга отключены

Монстр Женского Пола 3 книга.rar
Закачек 819
Средняя скорость 9260 Kb/s

Утолив голод, Ольга погрузилась в раздумья. Прежде всего, стало понятно, что она — пленница. И вообще все, что с ней произошло, выглядело очень странно, а местами просто невероятно. Люди, которые держат ее взаперти, не говорят по-русски. Неясно, что им от нее надо, и каким образом причинили ей боль? И главное, каким образом они могут делать из человека марионетку? Может это какая-то лаборатория, а она у них подопытный кролик? Одно утешение — раз покормили, то убивать пока не собираются.

Девушка решила пока особо не перечить своим тюремщикам, осмотреться, подождать, может удобный случай бежать представится, или удастся послать просьбу о помощи. Она еще раз тщательно осмотрела комнату, но своей верхней одежды и рюкзачка, в котором лежал мобильник, не обнаружила.

И все это время ей приходилось контролировать каждое свое движение. Когда она задумывалась, и ходила или делала что-нибудь на подсознании, то получался не шаг, а прыжок, а движения становились слишком размашистыми и резкими. Ольга все больше склонялась к выводу, что это она стала гораздо сильнее физически, а не сила тяжести изменилась.

Вскоре в комнату зашел юноша и забрал грязную посуду, затем вернулся и жестом пригласил Ольгу сесть на табуретку у стола. Сам устроился рядом, хотя Ольга чувствовала, что он ее опасается, поскольку поглядывал на нее настороженно. Ей стало интересно — а что же дальше?

Но все сомнения сразу рассеялись. Началось изучение местного языка. Юноша показывал предметы или обозначал движение и называл их, а Ольга старалась все это запомнить. Но, то и дело у нее мелькала мысль, что русский язык достаточно известен в мире. Даже если похитили и ухитрились перевезти девушку через границу, найти какого-нибудь переводчика, или, по крайней мере, словарь с языка местной страны, на русский, не должно составить труда. И, тем не менее, ее обучали таким вот допотопным методом. Еще один пунктик в список странностей.

Занимались, с небольшими перерывами, до обеда. В процессе обучения выяснилось, что юношу звали Венис, и он является учеником пожилого, которого зовут Краст. Чему Венис учится, Ольга так и не поняла.

Имена тоже показались ей какими-то необычными. Ни в каких иностранных фильмах она таких не слышала. Сама она представилась Олей — так как привыкла. Потом она подумала, что правильнее было бы воспользоваться полным именем, но тратить время и силы на объяснения уже не хотелось. А позже она решила, что и так сойдет. Задерживаться в гостях она не собиралась.

Когда послышался отдаленный удар гонга, Венис куда-то ушел, а Ольге принесла поднос с едой женщина, средних лет, одетая в серое платье. Ее сопровождал мрачный Краст, который, как и в предыдущий раз, настороженно стоял у двери. Женщина, которую как после выяснила у Вениса Ольга, звали Хана, ни слова не говоря, поставила тарелки на стол, и оба посетителя вышли.

После двух часов отдыха Венис продолжил Ольгино обучение, которое закончилось поздно вечером. Когда стемнело, Венис включил освещение. Сделал он это необычным способом — просто посмотрел на потолок, и там медленно зажглась лампа, которую Ольга до этого и не замечала. Она удивилась, но виду не подала. Венис, наблюдавший в это время за ней был несколько разочарован. А Ольга мысленно добавила очередной пунктик в список странностей. Похоже, в этом доме нашли возможность управлять различными устройствами и даже людьми, мысленно.

Под конец занятий Венис выглядел уставшим, а Ольга могла бы позаниматься еще. Она прекрасно запомнила все прозвучавшие сегодня слова, чему сама удивлялась. Раньше она за собой такой способности не замечала. Она уже знала названия практически всех предметов в комнате, частей человеческого тела, прилагательных, описывающих их свойства, а так же множество глаголов связанных с тем или иным движением или состоянием.

Вениса, похоже, тоже удивили способности Ольги. Юноша очень быстро перестал опасаться девушки, почувствовал себя раскованно, и часто приветливо ей улыбался. Расстались они удовлетворенные достигнутыми успехами, и с чувством взаимной симпатии.

Когда Венис уходил, он посмотрел на лампу, и та уменьшила свою яркость так, что в комнате стало темно, но что где находится, разобрать было можно.

Оставшись одна, Ольга выдвинула стол на середину комнаты, запрыгнула на него и, став на цыпочки, потрогала лампу. На ощупь та напоминала обычную лампу накаливания, только холодную.

— Ярче, — мысленно приказала ей Ольга, но освещение осталось все таким же тусклым, ничуть не изменив свою интенсивность. Выходит, эта лампа еще и не всякому подчиняется!

На следующее утро, после завтрака, который принесла все та же Хана, Венис явился с деревянным щитом и какой-то книгой, которую Ольга сразу схватила, и с интересом осмотрела. В твердом кожаном переплете, та была напечатана на белой, хорошего качества бумаге, но буквы — совершенно незнакомые.

Венис забрал книгу, и стал читать вслух, сразу объясняя значения слов. То, что он не мог показать наглядно, объяснял, рисуя на щите мелом, который, оказывается, он тоже захватил с собой. Рисовал Венис плохо, но догадаться, что он хотел изобразить, для Ольги не составляло труда.

Книга оказалась сказочным рыцарским романом и повествовала о младшем сыне одного знатного дворянина, лишенного наследства и отправившегося странствовать по свету в поисках приключений и богатства, причем часто ему встречались злые и добрые маги и волшебники. Дело происходило в стародавние времена и Венису пришлось долго объяснять значение слов «время» и «давно». Заодно Ольга выяснила звучание слов «сегодня, завтра, сейчас», а так же многих других значений и понятий, связанных со временем. Занимались, как и в прошлый раз, до ночи.

В последующие дни учеба проходила все так же насыщенно. Ольга выучила алфавит местного языка, и теперь читала вслух, а Венис комментировал, вносил поправки в произношение и разъяснял значение новых слов.

По вечерам она лежала, вспоминала и осмысливала прошедший день, вслушивалась в тишину, которая вначале была абсолютной. Ни один звук не проникал сквозь окошки и плотно запертую дверь. Но спустя несколько дней, она стала различать, скрипы, тихие отдаленные шаги, неясный стук посуды из-за двери. Со двора доносились чьи-то голоса и далекий лай собак.

У Ольги возникло подозрение, что слух у нее значительно обострился. Но при этом, ни шума машин, ни каких-либо других технических звуков Ольга так и не услышала.

По ночам ей снился дом. Снились родители, друзья, подруги, снилось, что она за компьютером, сидит в «аське» и что-то бодро выстукивает на клавиатуре. Утром просыпалась с чувством тоски по дому.

В один из дней Ольге принесли новую одежду. Трусики, отдаленно напомнившие мужские семейные, только покороче, нижнюю рубашку, серое, ниже колен платье, носки и мягкие войлочные тапочки.

Кроме Вениса и Краста Ольга видела только служанку Хану. Та, молча, приносила еду, уносила пустые тарелки, прибиралась в комнате, обеспечивала девушку водой для умывания и стирки. Иногда, по просьбе Ольги приносила разные мелочи. И всегда ее сопровождал один из похитителей.

Часто у Ольги возникало ощущение, что за ней кто-то наблюдает. И это был не Венис, прилежно обучавший в это время Ольгу языку, а кто-то другой, невидимый и, может быть поэтому, казавшийся опасным, как притаившийся гигантский паук, чутко слушающий вибрацию нитей своей паутины.

Однажды в комнату девушки внесли небольшой шкафчик для одежды, который поставили рядом с кроватью. Шкаф тащили двое незнакомых мужчин, которые с любопытством смотрели на Ольгу, но ничего не говорили, с опаской поглядывая на, наблюдавшего за ними, Краста.

В дальнейшем гардероб Ольги увеличился еще на одно платье, а также брючный костюм, который она сразу же примерила. Мягкие, темно-серые брюки заправлялись в удобные черные, невысокие сапожки. В комплект так же входил широкий кожаный ремень, рубашка, короткая замшевая куртка и черная шляпа с полями и завязками под подбородком. Серый цвет оказался преобладающим. Ольга даже подумала что тут вся одежда такая, но затем вспомнила, что Краст носит синий костюм, да и Венис носит то зеленую, то голубую рубашки.

Появление новой одежды навело Ольгу на мысль что, возможно, ее скоро будут выпускать из комнаты. Потому что брючный костюм и шляпка, сидящей взаперти пленнице, совершенно не нужны.

Кол-во голосов: 0

И тут у Ольги возникло ощущение, присутствия в ее сознании кого‑то постороннего. А потом она поняла, что встает с пола, затем подходит к кровати и садится на нее. Причем делает она все это помимо своего желания. После этого чужая воля покинула ее, и Ольга почувствовала, что ставшее вдруг чужим тело, вновь подчиняется ей. От ужаса у девушки внутри все похолодело. Перспектива стать чьей‑то марионеткой в буквальном смысле этого слова пугала сильнее, чем боль. В то же время, она сильно удивилась. Ольга никогда не слышала, что человеком так легко можно управлять.

Пожилой, настороженно следя за девушкой, что‑то сказал юноше, и тот вышел из комнаты. Через некоторое время вернулся, держа в одной руке тарелку с кашей, а в другой глиняную кружку с какой‑то темной жидкостью. Затем оба вышли, закрыв за собой дверь.

Некоторое время Ольга подавленно сидела, затем взгляд ее остановился на еде. В животе заурчало. Видимо с последнего обеда прошло много времени, потому что Ольга почувствовала, что ужасно голодна. Она быстро съела все, что ей принесли. В каше оказалось довольно много кусочков вареного мяса. Жидкость в кружке представляла собой вкусный чай из отвара каких‑то трав.

Утолив голод, Ольга погрузилась в раздумья. Прежде всего, стало понятно, что она – пленница. И вообще все, что с ней произошло, выглядело очень странно, а местами просто невероятно. Люди, которые держат ее взаперти, не говорят по‑русски. Неясно, что им от нее надо, и каким образом причинили ей боль? И главное, каким образом они могут делать из человека марионетку? Может это какая‑то лаборатория, а она у них подопытный кролик? Одно утешение – раз покормили, то убивать пока не собираются.

Девушка решила пока особо не перечить своим тюремщикам, осмотреться, подождать, может удобный случай бежать представится, или удастся послать просьбу о помощи. Она еще раз тщательно осмотрела комнату, но своей верхней одежды и рюкзачка, в котором лежал мобильник, не обнаружила.

И все это время ей приходилось контролировать каждое свое движение. Когда она задумывалась, и ходила или делала что‑нибудь на подсознании, то получался не шаг, а прыжок, а движения становились слишком размашистыми и резкими. Ольга все больше склонялась к выводу, что это она стала гораздо сильнее физически, а не сила тяжести изменилась.

Вскоре в комнату зашел юноша и забрал грязную посуду, затем вернулся и жестом пригласил Ольгу сесть на табуретку у стола. Сам устроился рядом, хотя Ольга чувствовала, что он ее опасается, поскольку поглядывал на нее настороженно. Ей стало интересно – а что же дальше?

Но все сомнения сразу рассеялись. Началось изучение местного языка. Юноша показывал предметы или обозначал движение и называл их, а Ольга старалась все это запомнить. Но, то и дело у нее мелькала мысль, что русский язык достаточно известен в мире. Даже если похитили и ухитрились перевезти девушку через границу, найти какого‑нибудь переводчика, или, по крайней мере, словарь с языка местной страны, на русский, не должно составить труда. И, тем не менее, ее обучали таким вот допотопным методом. Еще один пунктик в список странностей.

Занимались, с небольшими перерывами, до обеда. В процессе обучения выяснилось, что юношу звали Венис, и он является учеником пожилого, которого зовут Краст. Чему Венис учится, Ольга так и не поняла.

Имена тоже показались ей какими‑то необычными. Ни в каких иностранных фильмах она таких не слышала. Сама она представилась Олей – так как привыкла. Потом она подумала, что правильнее было бы воспользоваться полным именем, но тратить время и силы на объяснения уже не хотелось. А позже она решила, что и так сойдет. Задерживаться в гостях она не собиралась.

Когда послышался отдаленный удар гонга, Венис куда‑то ушел, а Ольге принесла поднос с едой женщина, средних лет, одетая в серое платье. Ее сопровождал мрачный Краст, который, как и в предыдущий раз, настороженно стоял у двери. Женщина, которую как после выяснила у Вениса Ольга, звали Хана, ни слова не говоря, поставила тарелки на стол, и оба посетителя вышли.

После двух часов отдыха Венис продолжил Ольгино обучение, которое закончилось поздно вечером. Когда стемнело, Венис включил освещение. Сделал он это необычным способом – просто посмотрел на потолок, и там медленно зажглась лампа, которую Ольга до этого и не замечала. Она удивилась, но виду не подала. Венис, наблюдавший в это время за ней был несколько разочарован. А Ольга мысленно добавила очередной пунктик в список странностей. Похоже, в этом доме нашли возможность управлять различными устройствами и даже людьми, мысленно.

Под конец занятий Венис выглядел уставшим, а Ольга могла бы позаниматься еще. Она прекрасно запомнила все прозвучавшие сегодня слова, чему сама удивлялась. Раньше она за собой такой способности не замечала. Она уже знала названия практически всех предметов в комнате, частей человеческого тела, прилагательных, описывающих их свойства, а так же множество глаголов связанных с тем или иным движением или состоянием.

Вениса, похоже, тоже удивили способности Ольги. Юноша очень быстро перестал опасаться девушки, почувствовал себя раскованно, и часто приветливо ей улыбался. Расстались они удовлетворенные достигнутыми успехами, и с чувством взаимной симпатии.

Когда Венис уходил, он посмотрел на лампу, и та уменьшила свою яркость так, что в комнате стало темно, но что где находится, разобрать было можно.

Оставшись одна, Ольга выдвинула стол на середину комнаты, запрыгнула на него и, став на цыпочки, потрогала лампу. На ощупь та напоминала обычную лампу накаливания, только холодную.

– Ярче, – мысленно приказала ей Ольга, но освещение осталось все таким же тусклым, ничуть не изменив свою интенсивность. Выходит, эта лампа еще и не всякому подчиняется!

На следующее утро, после завтрака, который принесла все та же Хана, Венис явился с деревянным щитом и какой‑то книгой, которую Ольга сразу схватила, и с интересом осмотрела. В твердом кожаном переплете, та была напечатана на белой, хорошего качества бумаге, но буквы – совершенно незнакомые.

Венис забрал книгу, и стал читать вслух, сразу объясняя значения слов. То, что он не мог показать наглядно, объяснял, рисуя на щите мелом, который, оказывается, он тоже захватил с собой. Рисовал Венис плохо, но догадаться, что он хотел изобразить, для Ольги не составляло труда.

Книга оказалась сказочным рыцарским романом и повествовала о младшем сыне одного знатного дворянина, лишенного наследства и отправившегося странствовать по свету в поисках приключений и богатства, причем часто ему встречались злые и добрые маги и волшебники. Дело происходило в стародавние времена и Венису пришлось долго объяснять значение слов «время» и «давно». Заодно Ольга выяснила звучание слов «сегодня, завтра, сейчас», а так же многих других значений и понятий, связанных со временем. Занимались, как и в прошлый раз, до ночи.

В последующие дни учеба проходила все так же насыщенно. Ольга выучила алфавит местного языка, и теперь читала вслух, а Венис комментировал, вносил поправки в произношение и разъяснял значение новых слов.

По вечерам она лежала, вспоминала и осмысливала прошедший день, вслушивалась в тишину, которая вначале была абсолютной. Ни один звук не проникал сквозь окошки и плотно запертую дверь. Но спустя несколько дней, она стала различать, скрипы, тихие отдаленные шаги, неясный стук посуды из‑за двери. Со двора доносились чьи‑то голоса и далекий лай собак.

У Ольги возникло подозрение, что слух у нее значительно обострился. Но при этом, ни шума машин, ни каких‑либо других технических звуков Ольга так и не услышала.

По ночам ей снился дом. Снились родители, друзья, подруги, снилось, что она за компьютером, сидит в «аське» и что‑то бодро выстукивает на клавиатуре. Утром просыпалась с чувством тоски по дому.


Статьи по теме