Мифы Второй Мировой Войны книга

      Комментарии к записи Мифы Второй Мировой Войны книга отключены

Мифы Второй Мировой Войны книга.rar
Закачек 2753
Средняя скорость 3698 Kb/s

Все мифы о Второй Мировой: «Неизвестная война»

Миф пакта Молотова — Риббентропа

Главный миф, связанный с советско-германским пактом о ненападении, заключается в утверждении, будто он был вызван неудачей переговоров о союзе с Англией и Францией, продиктован заботой об обеспечении безопасности СССР, а также страхом, который Сталин питал перед Гитлером, и стремлением предотвратить или хотя бы отдалить столкновение с Германией. Пакт с Германией также нередко оценивают как ошибку Сталина.

В марте 1939 года Гитлер оккупировал Чехословакию, сделав ничтожными Мюнхенские соглашения. После этого Англия и Франция дали гарантии безопасности и территориальной целостности Польши, которая могла стать следующей жертвой германской агрессии. Тем самым был признан крах политики «умиротворения». 3 мая 1939 года председатель Совнаркома Вячеслав Молотов сменил Максима Литвинова на посту наркома иностранных дел. Тем самым было устранено важное препятствие для начала переговоров с Германией на самом высоком уровне. Литвинов для таких переговоров не подходил как из-за своего еврейского происхождения, так и потому, что его имя ассоциировалось с политикой коллективной безопасности, направленной против Германии. На следующий день германский поверенный в делах в Москве сообщал: «Считают, что Молотов (не еврей) „самый близкий друг и соратник Сталина“. Его назначение, видимо, гарантирует, что внешняя политика будет дальше проводиться в строгом соответствии с идеями Сталина».

Летом 1939 года Гитлер готовился напасть на Польшу, от которой он требовал уступки «Данцигского коридора», отделявшего Восточную Пруссию от остальной территории Германии. 11 августа в Москве начались переговоры о заключении военного союза СССР, Англии и Франции. Париж и Лондон видели в этом союзе единственное средство предотвратить оккупацию Польши Рейхом, так как сами не могли быстро развернуть свои армии против Гитлера. К тому же во Франции общественность не горела желанием «умирать за Данциг». Сталину же переговоры с Парижем и Лондоном нужны были для давления на Гитлера. Еще 7 августа Политбюро приняло решение в нужный момент предъявить партнерам заведомо неприемлемое требование о предварительном допуске Красной Армии на территорию Польши и Румынии. Согласиться на это требование без согласия Польши и Румынии Англия и Франция не могли. А шансов получить согласие Варшавы и Бухареста не было. По словам Уинстона Черчилля, «препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения». Также сомнения в боеспособности Красной Армии были одной из важных причин, почему Англия и Франция в 1939 году не спешили заключать военный союз с СССР. Чемберлен еще в марте признавался в одном частном письме, что не верит, что Советская Россия «сможет вести эффективные наступательные действия, даже если захочет». Слабость Красной Армии вскоре доказала советско-финская война. Но Чемберлен серьезно ошибался, когда говорил членам своего кабинета, что не верит в «прочность России и сомневается в ее способности оказать помощь в случае войны».

Обвинив партнеров в нежелании надавить на Польшу и Румынию, Москва прервала переговоры и 21 августа объявила о намерении принять рейхсминистра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа. Из-за спешки советскую ПВО не успели предупредить, и самолет Риббентропа был обстрелян. В Берлине закрыли глаза на инцидент. Соглашение с СССР было важнее.

22 августа, накануне заключения советско-германского пакта, Чемберлен писал Гитлеру: «Каким бы ни оказался по существу советско-германский договор, он не может изменить обязательство Великобритании по отношению к Польше, о котором правительство Его Величества неоднократно и ясно заявляло и которое оно намерено выполнять». Соглашаясь на советско-германский пакт о ненападении, фюрер знал, что нападение Германии на Польшу приведет ко Второй мировой войне.

23 августа Риббентроп прибыл в Москву, где вместе с Молотовым подписал Договор о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему о разграничении «сфер интересов». На протоколе настояла советская сторона. В Польше оно было проведено по линии рек Нарев, Висла и Сан. Кроме того, Германия получала Литву, а СССР — Латвию, Эстонию, Финляндию и Бессарабию. Договор дал зеленый свет германской агрессии против Польши, а тем самым — и Второй мировой войне. Гитлер 28 августа заявил своим партийным соратникам: «Это пакт с сатаной, чтобы изгнать дьявола». Сталин считал точно так же, рассчитывая, что, когда Гитлер увязнет на Западном фронте, можно будет ударить ему в спину и захватить как минимум пол-Европы.

Впоследствии Сталин, а вслед за ним — другие советские политики и историки утверждали, что СССР вынужден был пойти на подписание пакта о ненападении с Германией, поскольку в августе 1939 года существовала реальная угроза образования единого антисоветского фронта Германии, Италии, Англии и Франции. В действительности в тот момент между Гитлером и западными державами после оккупации и расчленения Чехословакии отсутствовало даже минимальное взаимное доверие, необходимое для создания каких-либо совместных политических комбинаций, не говоря уже о едином антисоветском фронте. Кроме того, было хорошо известно, что как политическое руководство, так и общественное мнение Англии и особенно Франции не хотело воевать ни с кем: ни с Германией, ни с Россией. Также и прямое нападение Германии на Советский Союз в одиночку, без поддержки союзников, равно как и советское нападение на Германию без поддержки Англии и Франции, в августе 1939 года не могло рассматриваться в качестве реальных политических альтернатив ни Сталиным, ни Гитлером, ни британскими и французскими лидерами. Сталин сознательно сталкивал Германию с Англией и Францией, но воевать собирался только против Германии, чтобы в ходе такой войны максимально расширить зону своего влияния в Европе. Советский вождь ошибся только в том, что не ожидал немецкого нападения в 1941 году и в том же году собирался ударить первым. Безопасность СССР договор не обеспечил и привел к огромным потерям в войне с Германией. Однако пакт о ненападении гарантировал в конечном счете союз с Англией и США и советскую победу во Второй мировой войне.

Миф битвы за Атлантику

Битвой за Атлантику называют действия германского флота, и в первую очередь подводных лодок, в ходе Второй мировой войны, направленные на пресечение снабжения Британских островов, а также действия британского и американского флотов, направленных на уничтожение германских надводных рейдеров и субмарин в Атлантике и прилегающих к Британским островам морях. Термин «Битва за Атлантику» впервые официально употребил Уинстон Черчилль в речи 6 марта 1941 года в связи с резко возросшими потерями английского торгового флота. Главный миф битвы за Атлантику связан с утверждением, что с помощью подводных лодок Германия едва не поставила Англию на колени.

Германия также надеялась вынудить Англию к миру как с помощью подводной войны, так и посредством и действий надводных кораблей-рейдеров против британского торгового судоходства. Вплоть до июля 1940 года война на море велась по нормам призового права, главный упор делался на надводные корабли, а нейтральные суда не подвергались атакам. Однако от тактики надводного рейдерства пришлось отказаться после того как британскому флоту с большим трудом и с потерей линейного крейсера «Худ» удалось выследить и потопить крупнейший немецкий линкор «Бисмарк» 27 мая 1941 года. Его гибель как раз совпала по времени с захватом германскими десантниками Крита. Турецкий министр иностранных дел

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Все мифы о Второй мировой. «Неизвестная война»»

Описание и краткое содержание «Все мифы о Второй мировой. «Неизвестная война»» читать бесплатно онлайн.

Все мифы о Второй Мировой: «Неизвестная война»

Миф пакта Молотова — Риббентропа

Главный миф, связанный с советско-германским пактом о ненападении, заключается в утверждении, будто он был вызван неудачей переговоров о союзе с Англией и Францией, продиктован заботой об обеспечении безопасности СССР, а также страхом, который Сталин питал перед Гитлером, и стремлением предотвратить или хотя бы отдалить столкновение с Германией. Пакт с Германией также нередко оценивают как ошибку Сталина.

В марте 1939 года Гитлер оккупировал Чехословакию, сделав ничтожными Мюнхенские соглашения. После этого Англия и Франция дали гарантии безопасности и территориальной целостности Польши, которая могла стать следующей жертвой германской агрессии. Тем самым был признан крах политики «умиротворения». 3 мая 1939 года председатель Совнаркома Вячеслав Молотов сменил Максима Литвинова на посту наркома иностранных дел. Тем самым было устранено важное препятствие для начала переговоров с Германией на самом высоком уровне. Литвинов для таких переговоров не подходил как из-за своего еврейского происхождения, так и потому, что его имя ассоциировалось с политикой коллективной безопасности, направленной против Германии. На следующий день германский поверенный в делах в Москве сообщал: «Считают, что Молотов (не еврей) „самый близкий друг и соратник Сталина“. Его назначение, видимо, гарантирует, что внешняя политика будет дальше проводиться в строгом соответствии с идеями Сталина».

Летом 1939 года Гитлер готовился напасть на Польшу, от которой он требовал уступки «Данцигского коридора», отделявшего Восточную Пруссию от остальной территории Германии. 11 августа в Москве начались переговоры о заключении военного союза СССР, Англии и Франции. Париж и Лондон видели в этом союзе единственное средство предотвратить оккупацию Польши Рейхом, так как сами не могли быстро развернуть свои армии против Гитлера. К тому же во Франции общественность не горела желанием «умирать за Данциг». Сталину же переговоры с Парижем и Лондоном нужны были для давления на Гитлера. Еще 7 августа Политбюро приняло решение в нужный момент предъявить партнерам заведомо неприемлемое требование о предварительном допуске Красной Армии на территорию Польши и Румынии. Согласиться на это требование без согласия Польши и Румынии Англия и Франция не могли. А шансов получить согласие Варшавы и Бухареста не было. По словам Уинстона Черчилля, «препятствием к заключению такого соглашения (с СССР) служил ужас, который эти самые пограничные государства испытывали перед советской помощью в виде советских армий, которые могли пройти через их территории, чтобы защитить их от немцев и попутно включить в советско-коммунистическую систему. Ведь они были самыми яростными противниками этой системы. Польша, Румыния, Финляндия и три прибалтийских государства не знали, чего они больше страшились, — германской агрессии или русского спасения». Также сомнения в боеспособности Красной Армии были одной из важных причин, почему Англия и Франция в 1939 году не спешили заключать военный союз с СССР. Чемберлен еще в марте признавался в одном частном письме, что не верит, что Советская Россия «сможет вести эффективные наступательные действия, даже если захочет». Слабость Красной Армии вскоре доказала советско-финская война. Но Чемберлен серьезно ошибался, когда говорил членам своего кабинета, что не верит в «прочность России и сомневается в ее способности оказать помощь в случае войны».

Обвинив партнеров в нежелании надавить на Польшу и Румынию, Москва прервала переговоры и 21 августа объявила о намерении принять рейхсминистра иностранных дел Иоахима фон Риббентропа. Из-за спешки советскую ПВО не успели предупредить, и самолет Риббентропа был обстрелян. В Берлине закрыли глаза на инцидент. Соглашение с СССР было важнее.

22 августа, накануне заключения советско-германского пакта, Чемберлен писал Гитлеру: «Каким бы ни оказался по существу советско-германский договор, он не может изменить обязательство Великобритании по отношению к Польше, о котором правительство Его Величества неоднократно и ясно заявляло и которое оно намерено выполнять». Соглашаясь на советско-германский пакт о ненападении, фюрер знал, что нападение Германии на Польшу приведет ко Второй мировой войне.

23 августа Риббентроп прибыл в Москву, где вместе с Молотовым подписал Договор о ненападении и секретный дополнительный протокол к нему о разграничении «сфер интересов». На протоколе настояла советская сторона. В Польше оно было проведено по линии рек Нарев, Висла и Сан. Кроме того, Германия получала Литву, а СССР — Латвию, Эстонию, Финляндию и Бессарабию. Договор дал зеленый свет германской агрессии против Польши, а тем самым — и Второй мировой войне. Гитлер 28 августа заявил своим партийным соратникам: «Это пакт с сатаной, чтобы изгнать дьявола». Сталин считал точно так же, рассчитывая, что, когда Гитлер увязнет на Западном фронте, можно будет ударить ему в спину и захватить как минимум пол-Европы.

Впоследствии Сталин, а вслед за ним — другие советские политики и историки утверждали, что СССР вынужден был пойти на подписание пакта о ненападении с Германией, поскольку в августе 1939 года существовала реальная угроза образования единого антисоветского фронта Германии, Италии, Англии и Франции. В действительности в тот момент между Гитлером и западными державами после оккупации и расчленения Чехословакии отсутствовало даже минимальное взаимное доверие, необходимое для создания каких-либо совместных политических комбинаций, не говоря уже о едином антисоветском фронте. Кроме того, было хорошо известно, что как политическое руководство, так и общественное мнение Англии и особенно Франции не хотело воевать ни с кем: ни с Германией, ни с Россией. Также и прямое нападение Германии на Советский Союз в одиночку, без поддержки союзников, равно как и советское нападение на Германию без поддержки Англии и Франции, в августе 1939 года не могло рассматриваться в качестве реальных политических альтернатив ни Сталиным, ни Гитлером, ни британскими и французскими лидерами. Сталин сознательно сталкивал Германию с Англией и Францией, но воевать собирался только против Германии, чтобы в ходе такой войны максимально расширить зону своего влияния в Европе. Советский вождь ошибся только в том, что не ожидал немецкого нападения в 1941 году и в том же году собирался ударить первым. Безопасность СССР договор не обеспечил и привел к огромным потерям в войне с Германией. Однако пакт о ненападении гарантировал в конечном счете союз с Англией и США и советскую победу во Второй мировой войне.

Миф битвы за Атлантику

Битвой за Атлантику называют действия германского флота, и в первую очередь подводных лодок, в ходе Второй мировой войны, направленные на пресечение снабжения Британских островов, а также действия британского и американского флотов, направленных на уничтожение германских надводных рейдеров и субмарин в Атлантике и прилегающих к Британским островам морях. Термин «Битва за Атлантику» впервые официально употребил Уинстон Черчилль в речи 6 марта 1941 года в связи с резко возросшими потерями английского торгового флота. Главный миф битвы за Атлантику связан с утверждением, что с помощью подводных лодок Германия едва не поставила Англию на колени.

Германия также надеялась вынудить Англию к миру как с помощью подводной войны, так и посредством и действий надводных кораблей-рейдеров против британского торгового судоходства. Вплоть до июля 1940 года война на море велась по нормам призового права, главный упор делался на надводные корабли, а нейтральные суда не подвергались атакам. Однако от тактики надводного рейдерства пришлось отказаться после того как британскому флоту с большим трудом и с потерей линейного крейсера «Худ» удалось выследить и потопить крупнейший немецкий линкор «Бисмарк» 27 мая 1941 года. Его гибель как раз совпала по времени с захватом германскими десантниками Крита. Турецкий министр иностранных дел так прокомментировал эти события: «У англичан еще много островов, разбросанных по всему миру, а второго „Бисмарка“ у немцев не будет». Для строительства крупного надводного флота, в том числе совершенно необходимых для успешного ведения войны на море авианосцев, у Германии не было ни времени, ни средств, поскольку основные мощности промышленности использовались для нужд сухопутных сил, авиации и подводного флота. Единственный немецкий авианосец «Граф Цеппелин» так и остался недостроенным.

В целом рейдеры себя не оправдали. Их доля в уничтоженном торговом тоннаже была ничтожной, а потери — велики и невосполнимы. Несколько эффективнее были так называемые «коммерческие рейдеры» — вооруженные артиллерией торговые пароходы. Однако они могли действовать лишь в неохраняемых водах — в Индийском океане и Южной Атлантике.

Автор не рассказывает лишний раз о героической борьбе украинцев против нацистов в составе польской армии. Его, как настоящего ценителя исторической альтернативы, интересуют те, кто воевал на стороне Германии.

Если честно, я бы никогда не открыл книжку, на обложке которой изображены Сталин и Гитлер, и еще написано «Мифы Второй мировой войны». Нет, я не собираюсь защищать Сталина или Гитлера, но зачем читать автора, который разоблачает мифы после Суворова?

Однако именно эту книгу я прочитал, прежде всего, из-за автора — Дмитрия Шурхало. Интересуясь историей изредка, я всегда стараюсь следить за его творчеством. Причина проста: читать-то хочется, а читать апологетов «русского мира» или их антиподов — типичных украинских националистов — нет.

Персонально показывать пальцем не стану, но история в изложении указанных товарищей сводится к постулатам: либо «Бандера — герой!», Или «Бандера — фашист!». А мысли о том, что, например, фашист тоже может быть героем, ни у кого не возникает. Ведь, как говорил один русский классик, «широк человек, слишком даже широк, я бы его сузил».

Автор «Мифов. », правда, не говорит о героях-фашистах, но, как историк по призванию и журналист по профессии, но человека не сужает.

Демифологизация Второй мировой постепенно происходит в Украине. В России же до сих пор живут мифы сталинско-брежневской времен. Мемориал «28 погибшим панфиловцам» недалеко от Москвы

В книге рассматривается четырнадцать разнообразнейших мифов.

Прежде всего, это мифы, связанные с Украиной, хотя автор доказывает, что мифологизация — это не сугубо украинская проблема. В одной из первых глав «Украинцы на страже Польши» автор не рассказывает лишний раз о героической борьбе украинцев против нацистов в составе польской армии, что стало для многих популяризаторов украинской истории общим местом.

Его, как настоящего ценителя исторической альтернативы, интересуют те, кто воевал именно на стороне Германии. А это и украинский легион «Военный отдел националистов», и семь тысяч оуновских боевиков, действовавших в польском тылу.

Впоследствии, именно в этом контексте автор рассматривает бой одной из бригад Второй украинской дивизии, сформированной немцами из уроженцев Восточной Украины, с воинами просоветского Войска Польского.

О Первой украинской дивизии — СС «Галичина» — Шурхал пишет отдельную главу, которая базируется на воспоминаниях майора Вольф-Дитриха Гайке, начальника штаба дивизии. Между прочим, начштаба достаточно высоко отзывается о боевых качествах украинцев и, в частности, сообщает, что уровень дезертирства среди украинцев «даже в конце войны не превышал средний показатель немецких дивизий».

Народное вече в Станиславе (Ивано-Франковск). Идет набор в дивизию СС «Галичина»

А говоря о битве под Бродами, Гайке утверждает, что «дивизия не подвела, а наоборот, с честью выполнила свои обязанности в боях с врагом». Правда, сам автор «Мифов» отмечает, что сторонники полной реабилитации «Галичины» думают как ревизионисты, которые называют солдат ваффен-СС «солдатами, как все остальные».

«Мифы Второй мировой войны» не ставят себе целью кого-то оправдать или осудить. Например, об ОУН автор книги пишет: «Объективной истории ОУН до сих пор нет. Есть или лакированная версия, что рисует оуновцев рыцарями без страха и упрека, или тотально обличительная, изображающая их извергами».

Пытаясь непредвзято подавать материал, он выступает против черно-белого видения истории. Это проявляется, в частности, в его ответе на такой сложный вопрос, как: Кто на самом деле сотрудничал с нацистской Германией?

Дмитрий Шурхало доказывает, что с Германией, скажем так, «переспали все», просто в разное время и по-своему.

Похожим образом он отвечает на сложный вопрос о военных преступлениях. В этом контексте книга обращает внимание, например, на то, что англичане убили больше французских моряков, чем немцы, и рассказывает о кровавых расправах чехов над немцами. уже после войны.

Но Шурхало — не прокурор, он не спешит осуждать, а пытается подходить ко всему с определенной долей понимания.

Живущие советские мифы в книге рассматриваются почему-то с технической стороны. Например,показаны происхождение и трансформация мифа об атаке кавалерии на танки и о глупых командирах-кавалеристах. Здесь же рассказывается и о самой танковой битве.

Согласно «мифами», она прошла совсем не на Курской Дуге в 1943-м, а в июне 1941-го — в районе Броды-Дубно-Луцк. Однако, в следующей главе, рассказывается о том, как обличение долго замалчиваемого сотрудничества с нацистами порождает новые курьезные мифы. Например, о влюбленном в жительницу российского Липецка Германа Геринга.

Не обошел вниманием Шурхал один из самых популярных украинских мифов: приказ Жукова о депортации всех украинцев, находившихся на оккупированной немцами территории.

Большинство историков считают этот «документ» нацистской пропагандой

В главе «Маршальская депортация» он рассказывает, как эта дезинформация из немецкой листовки 1944 года стала популярной.

И, если уж честно, то многим было бы удобнее, чтобы Шурхало «доказал» подлинность «преступного приказа». Тогда автор стал бы очередным «национальным» исследователем. В таком случае он получил бы однозначное одобрение со стороны единомышленников и много-много «лайков» в Фейсбуке.

Но «минус» Шурхало в том, что он не пытается вложить факты в популярные политико-исторические доктрины.

В своей книге он прежде всего с сочувствием относится ко всем воюющим сторонам. И тем самым пытается проложить какой-то третий путь между «ботами», которые набиты угловатыми, неотесанными, но такими привычными «пакетами идентичности». И они, к сожалению, вряд ли будут сохранять эту книгу на своих полках.

Обнаружив почти полтора десятка мифов Второй мировой, автор, возвращаясь к украинскому пониманию тех событий, говорит о необходимости примирения.

В этом контексте упомянут дважды Герой Советского Союза генерал Василий Петров, который признавал за своими бывшими противниками право на признание. Упомянутые также и польские епископы, которые в 1965 году сказали своим немецким коллегам: «Прощаем и просим прощения».

Речь идет о войне. Я тоже заканчиваю статью этими словами.

Антон Зикора, опубликовано в издании «Iсторична правда»


Статьи по теме