Лепестки на Ветру Краткое Содержание книги

      Комментарии к записи Лепестки на Ветру Краткое Содержание книги отключены

Лепестки на Ветру Краткое Содержание книги.rar
Закачек 1386
Средняя скорость 2491 Kb/s

А мне понравилось, очень хорошо описаны чувства, ну и пусть главная героиня не ангел. но такова жизнь, таковы были обстоятельства

Оценка 5 из 5 звёзд от Екатерина 04.08.2017 18:14

Довольно редко главные герои вызывают у меня такое раздражение и презрение, но тут всеми любимая Кэти прямо-таки бьет все рекорды в этой области. Ни в какое сравнение с первой книгой продолжение не идет

Оценка 2 из 5 звёзд от Catherine 10.08.2016 10:42

Мне не нравится главная героиня — Кэтти, видимо поэтому не понравилась и книга. Вообще не люблю
книги, где все мужчины вокруг любят только одну
женщину. Навязано чувство, что какой бы она не была испорченой и злобной, главное все-таки,
быть красивой и развратной и все штабелями будут падать.
Детки выросли, и жалость к ним исчезла. Жизнь ничему их не научила.

Оценка 3 из 5 звёзд от Гость 10.07.2016 15:34

Автор настолько невнимателен к своим книгам, в первой части отец детей умирает в автокатастрофе на шоссе, во второй книге он умирает на том же шоссе в перестрелке. Не понимаю как можно допускать такие ляпы! В целом книга на 3, ну уж очень раздражала эта параноидальная любовь брата к своей сестре!

Оценка 3 из 5 звёзд от Гость 30.01.2016 08:32

Читала комментарии, прежде чем приступить к чтению. В принципе знала, что вторая книга — жалкая тень первой «Цветы на чердаке». Но желание знать, как сложилась жизнь детей дальше взяло верх. В общем, Кэти раздражала от 20 страницы до последней — тонкой нитью проходила ее стремление быть самкой, мстительной самкой. Не хочу спойлерить, но зачем, зачем нужно было лишать жизни ни в чем не повинного персонажа в конце книги, а, автор? Он был не нужен, он сыграл свою роль проводника, поэтому нужно его было вывести из истории? Или через его гибель наказать главного злодея? Не поняла

Оценка 3 из 5 звёзд от 5173376 11.09.2014 08:43

Как по мне то это довольно тяжелая книга для восприятия. Книга пропитана ненавистью и местью. В каждой строчке сквозит месть, ненависть, месть, ненависть и так по кругу.

Оценка 4 из 5 звёзд от Наталья 26.08.2014 09:54

Оценка 1 из 5 звёзд от маруся 27.04.2014 00:29

Описание книги «Лепестки на ветру»

Описание и краткое содержание «Лепестки на ветру» читать бесплатно онлайн.

Лепестки на ветру

Как молоды мы были в день побега! Жизнь должна была бить в нас ключом, как только мы освободились, наконец, из этого гиблого, удушающего места. Мы должны были робко радоваться, двигаясь в автобусе к югу. Но если мы и радовались, то никак не показывали этого. Мы сидели все трое бледные и молчаливые, глядя в окно, напуганные всем, что видели.

Свобода. Есть ли слово прекраснее? Нет, лучше пусть холодная и костлявая рука смерти настигнет нас, чем назад, если Бог отвернется от нас здесь, в этом автобусе. Бывают в нашей жизни такие моменты, когда просто необходимо верить в кого-то.

Проносились часы и мили. Наши нервы были натянуты, потому что автобус часто останавливался взять или выпустить пассажиров, «на короткий перерыв», на завтрак, наконец, чтобы подобрать огромную негритянку, которая одиноко стояла на перекрестке грязной грунтовой дороги и бетонки, проложенной между штатами. Целую вечность она влезала в автобус, потом втаскивала множество свертков… Когда она наконец уселась, мы пересекли границу между Виргинией и Северной Каролиной.

О! Какое облегчение покинуть этот штат, место нашего заточения! Впервые за несколько лет я немного расслабилась — совсем чуть-чуть.

Мы трое были младше всех в автобусе. Крису было семнадцать, и он был потрясающе красив: длинные вьющиеся светлые волосы до плеч, голубые глаза, опушенные темными ресницами. Их цвет напоминал цвет неба летом, и вообще он был, как теплый летний день: делал безмятежное лицо, несмотря на весь ужас нашего положения. Его прямой, прекрасно вылепленный нос внушал мысли о силе и зрелости, обещая, что он станет таким же, каким был наш отец — тип мужчины, от одного взгляда которого сердца женщин начинали трепетать, даже и взгляда не нужно было… Его лицо выражало уверенность, он выглядел почти счастливым. Собственно, он и был счастлив, пока не смотрел на Кэрри, но взглянув на ее больное бледное личико, начинал хмуриться, и глаза его омрачала тревога. Он стал нервно перебирать струны гитары, висевшей у него на плече, наигрывая «О, Сюзанна» и тихо подпевая приятным грустным голосом, который трогал меня до слез. Мы посмотрели друг на друга и одновременно ощутили печаль от тех воспоминаний, что навеяла нам мелодия. Мы словно были единым существом. Я не могла долго смотреть на него — боялась разрыдаться.

Наша младшая сестра свернулась клубочком у меня на коленях. Хотя ей было восемь лет, она выглядела не старше трех — такая она была маленькая, жалко маленькая и слабенькая. В ее огромных, осененных пушистыми ресницами глазах скопилось столько страшных тайн, столько страдания, гораздо больше, чем мог вынести ребенок ее возраста. Глаза Кэрри были старыми, очень, очень старыми. Она не ждала от жизни ничего: ни любви, ни счастья, потому что все, что было у нее в жизни хорошего, у нее отняли. Она была так слаба и апатична, что казалось, вот-вот перейдет из жизни в смерть. Больно было смотреть на нее, одинокую, такую жутко одинокую с тех пор, как Кори покинул нас.

Мне было пятнадцать лет. Шел тысяча девятьсот шестидесятый год, стоял ноябрь. Я хотела всего, мне было нужно все, и я только боялась, что за всю жизнь не смогу компенсировать того, что уже потеряла. Я сидела в напряжении, готовая зарыдать, если случится еще какая-нибудь неприятность. Как невзорвавшаяся бомба с часовым механизмом. Я знала, что рано или поздно взорвусь и разнесу всех, кто живет в Фоксворт Холле.

Крис накрыл мою руку своей, словно прочитав мои мысли о том, какой ад я устрою тем, кто хотел погубить нас, и тихо сказал:

— Не надо, Кэти. Все будет хорошо. Переживем.

Он так и остался чертовски глупым оптимистом. Вопреки всему он продолжал верить, что все, что ни делается, делается к лучшему. Боже, как он мог так думать после смерти Кори? Как это могло быть к лучшему?

— Кэти, — прошептал он, — мы должны вновь создать то, что мы потеряли, и в том числе друг друга. Мы должны принять все, что случилось с нами, и идти дальше. Мы должны верить в себя, в свой талант, и тогда мы достигнем всего, чего хотим. Только так, Кэти, только так! И все будет хорошо!

Он мечтал быть скучным степенным врачом, проводящим свои дни в тесном кабинете, в окружении человеческих страданий. Я же мечтала о куче более замечательных вещах. Я хотела, чтобы сбылись все мои заветные грезы о романтической любви и о сцене, я должна стать самой знаменитой в мире балериной, и не меньше! И тогда мама поймет…

Будь проклята, мама! Пусть Фоксворт Холл сгорит дотла! Пусть ты никогда больше не сможешь спокойно заснуть в своей огромной пуховой постели, никогда! Пусть твой молодой муж найдет себе жену моложе и красивее тебя! Пусть он сделает жизнь твою адом!

Кэрри повернулась ко мне и прошептала:

— Кэти, я плохо себя чувствую. У меня что-то с желудком…

Меня охватил страх. Ее личико неестественно побледнело, ее обычно вьющиеся и блестящие волосы свисали тусклыми прямыми прядями, голос звучал не громче слабого шепота.

— Миленький, маленький… — Я успокаивала и целовала ее. — Держись. Скоро мы поведем тебя к доктору. Скоро мы уже приедем во Флориду, и там нас никто и никогда не запрет.

Кэрри тяжело опустилась ко мне на колени, а я полными слез глазами смотрела в окно на гирлянды испанского мха, свидетельствующие о том, что мы уже в Южной Каролине. Нам оставалось еще проехать Джорджию. Пройдет много времени, пока мы доберемся до Сарасоты. Внезапно Кэрри судорожно дернулась и начала задыхаться и давиться, ее рвало.

Во время последней остановки «на короткий перерыв» я предусмотрительно набила карманы бумажными салфетками, и сейчас мне было чем вытереть Кэрри. Я передала ее Крису, чтобы убрать с пола остальное, а Крис попытался открыть окно, чтобы выбросить изгаженные салфетки, но окно, как он ни старался, не поддавалось. Кэрри начала плакать.

— Засунь их в щель между сиденьем и стенкой, — шепнул Крис, но, должно быть, бдительный шофер автобуса следил за нами в зеркало заднего вида, он заорал:

— Эй, вы, дети там сзади, уберите эту вонь куда-нибудь еще!

А куда, кроме внутреннего кармашка футляра от Крисова «Поляроида», который я использовала в качестве сумочки? Вытащить оттуда все содержимое и набить вонючими салфетками.

— Простите, — всхлипывала Кэрри, отчаянно цепляясь за Криса. — Я не хотела. Теперь они нас высадят?

— Нет, конечно, нет, — в своей отеческой манере отвечал ей Крис. — Меньше чем через два часа мы будем во Флориде. Постарайся потерпеть, пока не приедем. Если мы выйдем сейчас, то пропадут деньги за билеты, а мы сейчас не можем разбрасываться деньгами.

Кэрри всхлипывала и дрожала. Я потрогала ее лоб, он был холодным и липким, а ее лицо было уже не просто бледным, оно было мертвенно белым! Как у Кори перед смертью.

Я молилась, чтобы хоть раз в жизни Бог явил нам какую-нибудь милость. Разве мы мало вынесли? Разве могут наши муки все длиться и длиться? Меня тоже затошнило, и пока я боролась с собственной тошнотой, Кэрри вырвало опять. Я думала, что ей больше нечем. Она ослабла в руках Криса, казалось, она вот-вот потеряет сознание.

— Я думаю, она впала в шоковое состояние, — прошептал Крис, почти такой же бледный, как Кэрри.

Какой-то подлый бессердечный пассажир начал жаловаться и очень громко, так что сочувствующие нам пассажиры, выглядели смущенными и никак не могли решить, чем нам можно помочь. Я встретилась взглядом с Крисом. В его глазах был безмолвный вопрос: что делать?

Меня охватила паника. И тогда, ободряюще улыбаясь, к нам по проходу двинулась чудовищно толстая негритянка. Ее мотало из стороны в сторону, и она протягивала мне бумажные пакеты, чтобы выбросить дурно пахнущие салфетки. Не говоря ни слова, она потрепала меня по плечу, потрепала Кэрри по подбородку и дала мне лоскут, который извлекла из другого своего пакета.

— Спасибо, — прошептала я, слабо улыбнувшись, и стала вытирать Кэрри, Криса и себя.

Когда я закончила с этим, она взяла у меня тряпку и швырнула в пакет с салфетками, и не ушла, а осталась стоять в проходе, словно бы защищая нас.

Полная благодарности, я улыбнулась этой очень, очень толстой женщине, заполнившей весь проход своим облаченным в яркое платье телом. Она моргнула и улыбнулась мне в ответ.

— Кэти, — сказал Крис, его лицо стало еще более обеспокоенным. — Кэрри нужно везти к доктору и поскорее.

— Но мы оплатили билет до Сарасоты!

— Я знаю, но положение очень опасно.

Наша благодетельница ободряюще улыбнулась и наклонилась к Кэрри, вглядываясь в ее лицо. Большая черная рука легла на влажный лоб Кэрри, черные пальцы нащупали ее пульс. Затем негритянка стала делать руками какие-то загадочные для меня жесты, но Крис объяснил:

— Должно быть, она не может говорить, Кэти, это азбука глухонемых.

Цветы на чердаке (англ. Flowers in the Attic ) — первая книга американской писательницы Вирджинии Эндрюс из серии «Доллангенджеры» в жанре семейной саги. Это также был её первый опубликованный роман и второй из написанных. Несмотря на то, что сюжет содержал крайне непристойные вещи в виде темы инцеста, из-за чего книга в разное время была под запретом в ряде Штатов (и даже удалялась из школьных библиотек), она стала бестселлером, разойдясь по миру в размере 40 миллионов экземпляров.

Готический ужас, драма

В дальнейшем Эндрюс написала ещё три продолжения — «Лепестки на ветру», «Сквозь тернии» и «Семена прошлого», — и приквел «Сад теней». Книга была отмечена наградой BILBY Award ( англ. ) [1] 1993 года.

На русском языке книга была впервые издана в 1994 году сотрудничеством издательств «Вече», «Персей» и «АСТ» в переводе Александра Смульского и не переиздавалась вплоть до 2015 года, когда её выпустило издательство «Азбука-Аттикус» в переводе того же Смульского.

Повествование ведётся от лица Кэтрин Ли Доллангенджер. В 1957 году 12-летняя Кэти счастливо жила со своими родителями, Кристофером и Корриной, старшим братом, 14-летним Крисом, и 4-летними близнецами, Кори и Кэрри, в Гладстоуне в Пенсильвании. Их семью в шутку называют дрезденскими куколками из-за их светлых волос и голубых глаз. Счастье обрывается в день рождения Кристофера — он погибает в автокатастрофе. Спустя несколько месяцев Коррина признаётся, что всё их имущество (в том числе и дом) были одним сплошным кредитом, за который они планировали расплатиться в течение многих лет, и теперь всё это придётся оставить, поскольку Коррина не умеет содержать семью (она никогда не работала). Из-за этого женщина решает вернуться с детьми в родительский дом в Шарлотсвилле в Виргинии. Кэти и Крис до этого никогда ничего не слышали об их дедушке и бабушке по материнской линии — Малькольме и Оливии Фоксворт. Коррина объясняет это тем, что Малькольм не одобрил её брак с Кристофером и поэтому вычеркнул её из их жизни. Теперь же она снова хочет добиться расположения отца, чтобы тот переписал завещание в её пользу (Малькольм очень болен и скоро умрёт). В дом Фоксвортов (который является роскошным особняком) семья приезжает тайно ночью. Их встречает только одна Оливия, представляющая собой жестокую, грозную, строгую и крайне набожную женщину, которая открыто выражает свою неприязнь к Коррине и внукам. Оказывается, Кристофер был единокровным братом Малькольма и, соответственно, сводным дядей Коррины (именно поэтому Малькольм в своё время так рассердился на дочь), а значит, их дети являются результатом небольшого кровосмешения, из-за чего Оливия воспринимает внуков, как «дьявольское отродье». Коррина успокаивает детей, говоря, что ей удастся заставить отца переделать завещание в её пользу, потому что Малькольм не имеет никаких наследников — у неё были два брата, но оба умерли. Выясняется, что Малькольм ничего не знает о внуках и думает, что у Коррины и Кристофера не было детей, а потому Криса, Кэти, Кори и Кэрри нужно спрятать, пока он не умрёт, потому что завещание будет составлено так, что по нему Коррин не должна иметь детей от первого брака. Вследствие этого вплоть до его смерти и оглашения завещания все четверо Доллангенджеров должны жить в спальне на верхнем этаже с двумя двуспальными кроватями, ванной комнатой и шкафом, который скрывает дверной проем на чердак. Коррина обещает им, что это ненадолго.

Во время их заточения в комнате Крис и Кэти должны заботиться о Кори и Кэрри, а заодно терпеть открыто выражающую к ним свою нелюбовь бабушку, которая раз в день приносит им корзину с едой. Оливия даёт понять, что она ненавидит внуков и будет их жестоко наказывать при неповиновении. Одно из её требований состоит в том, чтобы они спали на двух кроватях по половому признаку — Крис с Кори, Кэти с Кэрри. Проходит два месяца, и дети постепенно смиряются с их положением, хотя недоедают, страдают от нехватки свежего воздуха и солнечного света. Они украшают чердак бумажными цветами и растениями, чтобы находиться там было не так страшно для маленьких близнецов, которые все больше и больше принимают Криса и Кэти за родителей. Коррина поначалу приносит им игры, книги и игрушки, навещает каждый день, но постепенно начинает это делать всё реже и реже. Крис хочет стать врачом и читает медицинские книги, Кэти практикуется в балете. Так проходит целый год и Кэти всё больше разочаровывается. Мать получает удовольствие от свободы, наслаждается парусным спортом, имеет восхитительные наряды и украшения и выглядит здоровой и красивой, в то время, как дети заперты с холодной едой, без свежего воздуха, солнечного света, свободы. Кэти просит выпустить их, потому что теперь у матери точно есть накопления, но это вызывает злость Коррины. Кэти отмечает, что Коррину не волнует, что они взаперти. На Рождество она позволяет Крису и Кэти пробраться вниз, чтобы посмотреть на бал, после чего дети должны вернуться. Они видят горячую пищу, роскошь, веселье. Кэти отмечает, как их мать проводит все своё время с красивым, темноволосым человеком. Они возвращаются к себе в комнату, но Крис решает исследовать дом и исчезает. Коррина приходит к детям, замечает отсутствие Криса, и когда тот возвращается, бьёт детей. После этого Крис рассказывает Кэти, какая у Коррины роскошная спальня.

Время продолжает идти медленно, Крис и Кэти проходят период полового созревания, пробуждаются гормоны и тайные желания, которые они оба подавляют. Весь их мир сократился до близнецов, матери и бабушки, а также их совместной ответственности, как родителей Кэрри и Кори. Дети всё больше разочаровываются в матери. Постепенно Крис и Кэти становятся всё ближе друг другу, чем когда-либо, поскольку они зависят друг от друга. Когда близнецы сильно заболевают, им отказывают во враче, и гнев Кэти на мать растет. Несколько раз она спорит с Крисом о том, когда они будут освобождены: Крис обожает Коррин и боготворит её, как идеальную женщину, но он тоже начинает сомневаться в ней. Однажды, их мать уезжает в долгую поездку, а Оливия входит в комнату в тот момент, когда Кэти надевает платье, а Крис за этим наблюдает. Бабушка торжествует, называя детей «Дьявольским отродьем» и приказывает Крису отрезать красивые, длинные, светлые волосы Кэти, но он отказывается. Тогда Оливия отказывает им в пище целую неделю, а однажды ночью обливает волосы Кэти смолой. Крису не удается удалить смолу без обрезки волос путём смешивания химических веществ из его набора химии и он вынужден коротко обрезать волосы Кэти. Между тем, тирания Оливии на внуков только усиливается. После шести месяцев мать возвращается и говорит, что вышла замуж за того темноволосого мужчину, Барта Уинслоу, который является адвокатом. Своё отсутствие она объяснила медовым месяцем в Европе и Канаде. Она приносит дорогие подарки, но детей шокирует тот факт, что её новый муж тоже не знает о них. Их дед до сих пор жив, и Кэти просит мать их выпустить, но ей отказывают. Крис предлагает Кэти сбежать. Пока мать не видит, Крис берет ключ матери, и делает слепок на мыле, а потом с помощью слепка вырезает деревянный ключ. Он совершает набеги в комнату матери и отчима и понемногу крадёт их деньги, чтобы накопить на билеты на поезд. Параллельно Кэти отмечает, что за два года, от недостатка пищи и солнечного света, Кори и Кэрри почти не подросли, а Коррина и вовсе не замечает младших. Однажды ночью Кэти присоединяется к Крису и пытается убедить его взять мелкие предметы украшений, чтобы продать, но он отказывается, упорно цепляясь за идеал матери.

Бабушка начинает приносить им пончики, посыпанные сахарной пудрой, а спустя какое-то время все четверо начинают страдать от плохого самочувствия. Кэти одна идет в комнату матери, и находит там спящего отчима. Очаровываясь им, она целует его. Крис позже узнаёт об этом и это приводит его в ярость. Его чувства, которые он скрывал, вырвались наружу, и он срывается на Кэти. Ссора заканчивается примирением и интимной близостью брата и сестры. На следующий день Кори очень болен, настолько сильно, что их бабушка зовет Коррину. Кэти требует, чтобы Кори отвезли в больницу. Когда Коррина колеблется, ненависть Кэти прорывается, и она клянется, что она заставит мать платить, если Кори умрет, потому что её деньги не смогут спасти сына. Коррина забирает младшего сына, но позже возвращается одна и сообщает, что Кори не выжил, умерев от пневмонии, и уже похоронен. Убитая горем, Кэрри перестает говорить, есть, пить, не в силах жить без брата. Крис, наконец, соглашается взять некоторые драгоценные вещи и бежать с тем, что у них есть, но возвращается в ужасе, потому что Коррин и Барт уехали, а все их драгоценности и личные вещи исчезли. Тогда Крис прячется в комнате деда и из подслушанного разговора прислуги узнаёт, что старик умер семь месяцев назад. Коррин уже унаследовала все деньги, но оставила детей запертыми, потому что по завещанию если выяснится, что у неё были дети от предыдущего брака, то она потеряет всё наследство. Кроме того, он слышит, что Оливия «носит наверх отраву для мышей в огромном количестве» и понимает, что бабушка сыпала мышьяк, смешанный с сахарной пудрой, на пончики, медленно отравляя их, отчего умер Кори. Вернувшись, он узнает, что любимец детей, прирученный мышонок, умирает, съев кусочек того самого пончика. Это становится последней каплей и ночью трое Доллангенджеров сбегают из дома, решив отправиться в Сарасоту во Флориде. Они решают не обращаться в полицию, решив, что сами смогут выжить после трёх лет изоляции, а Кэти клянётся, что когда-нибудь отомстит Коррине Уинслоу.

По книге было выпущено две экранизации — в 1987 году кинофильм (Кристи Свэнсон в роли Кэти, Виктория Теннант в роли Коррины и Луиза Флетчер в роли Оливии) и в 2014 году телефильм (Кирнан Шипка в роли Кэти, Хизер Грэм в роли Коррины и Эллен Бёрстин в роли Оливии) [2] .


Статьи по теме