Книга Серпом по Недостаткам

      Комментарии к записи Книга Серпом по Недостаткам отключены

Книга Серпом по Недостаткам.rar
Закачек 1567
Средняя скорость 9663 Kb/s

Скачать книгу в формате: fb2 epub rtf mobi txt

Читать книгу на сайте: Читать онлайн

Серпомъ по недостаткамъ (целикомъ)

До конца пары оставалось минут пять, когда в кармане задергался телефон.

СМСка была от Василича, с коротким текстом ‘срочно выходи поговорить, выезжаем на неделю’. Это было странно, потому что апрель у меня с Василичем ассоциировался крайне слабо.

Василича, соседа по даче, я знал с самого раннего детства — с моего детства, все-таки он старше лет на тридцать. Последние лет двадцать он был ‘штатным водителем’ какой-то ‘постоянной экспедиции’ в каком-то физическом институте, и вот уже четыре года, с окончания мною девятого класса, шеф этой экспедиции Федоров брал меня на летние каникулы на должность лаборанта этой самой ‘экспедиции’. Обычно мы всем составом отправлялись куда-то что-то мерить в земле в самом конце июня и возвращались в Москву в середине августа, но, поскольку экспедиция была ‘постоянная’, то лаборантом меня принимали в начале апреля, а ‘увольняли’ в конце октября. Реально же я хоть что-то поле…

Уважаемые читатели, искренне надеемся, что книга «Серпомъ по недостаткамъ» Франсуаза Луиза окажется не похожей ни на одну из уже прочитанных Вами в данном жанре. Замечательно то, что параллельно с сюжетом встречаются ноты сатиры, которые сгущают изображение порой даже до нелепости, и доводят образ до крайности. Главный герой моментально вызывает одобрение и сочувствие, с легкостью начинаешь представлять себя не его месте и сопереживаешь вместе с ним. Грамотно и реалистично изображенная окружающая среда, своей живописностью и многообразностью, погружает, увлекает и будоражит воображение. В заключении раскрываются все загадки, тайны и намеки, которые были умело расставлены на протяжении всей сюжетной линии. Просматривается актуальная во все времена идея превосходства добра над злом, света над тьмой с очевидной победой первого и поражением второго. Невольно проживаешь книгу – то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе. Все образы и элементы столь филигранно вписаны в сюжет, что до последней страницы «видишь» происходящее своими глазами. События происходят в сложные времена, но если разобраться, то проблемы и сложности практически всегда одинаковы для всех времен и народов. Захватывающая тайна, хитросплетенность событий, неоднозначность фактов и парадоксальность ощущений были гениально вплетены в эту историю. «Серпомъ по недостаткамъ» Франсуаза Луиза читать бесплатно онлайн будет интересно не всем, но истинные фаны этого стиля останутся вполне довольны.

Аналогичная высохшая степь на противоположном берегу великой реки стоила (по кадастровой оценке) всего девяносто пять копеек за десятину. Потому как лежала эта степь уже в Царевском уезде Астраханской губернии и изначально числилась в неудобьях. Не с самого берега, но уже в трех верстах от Волги представляла она то, что в трезвом уме я бы назвал скромно ‘полупустыней’, да и то по весне и чисто из вежливости. Поэтому когда я по этой цене приобрел сразу две тысячи десятин, Саша Ионов соизволил мне сообщить, что переплатил я минимум по девяносто четыре копейки за каждую. И он еще не знал о дополнительных пяти сотнях — но именно благодаря этой ‘неучтенной наличности’ овраг, идущий от Волги к моим новым ‘угодьям’, тоже вошел в состав моей личной собственности. А купил я ее исключительно ‘впрок’: Мельников в разговоре случайно заметил, что ‘у соседей’ уездному начальнику всего-то три месяца до отставки осталось — и я рассудил, что возьмет он немного, лишь бы дали.

Оформление документов на землю закончилось в конце июня. В соседней губернии — с ‘местной’ властью я, благодаря Лене, договорился меньше чем за неделю. Жалко, что разговор о ‘нехватке земли’ состоялся так поздно, а том мог бы сразу построить стекольню на новом месте. Но нет худа без добра: сейчас мои планы в отношении именно стекольного производства резко изменились. Просто, увлекшись тепловыми расчетами, я заодно и подсчитал (развлечения ради) потребную длину линии для непрерывной разливки листового стекла. На самом деле я начал считать, во сколько мне обойдется остеклить новые мастерские — и вот.

По всему выходило, что ‘просторные и светлые цеха’ у меня получатся лишь при снижении стоимости оконного стекла минимум впятеро. И если катать лист так, как я видел в фильмах, то цену так снизить получится. Правда длина стеклопрокатного цеха получалась чуть больше даже ста пятидесяти метров. Что в принципе нестрашно — на своих кирпиче с цементом даже такой длинный сарай выглядел вполне подъемным. Неподъемно выглядела сама стеклопрокатная линия.

Так что «временно» стекольный цех начал строиться ‘частично’, с одной деревянной торцевой стеной: нужно будет — цех легко удлинится. А сначала важнее был ‘моторный’ цех. И его я выстроил по тому же проекту, что и купленный (я воспользовался опционом и выкупил целиком) у Шешинцевой склад, лишь увеличив длину вдвое. Цех получился размером с хрущевскую пятиэтажку и обошелся мне всего в четыре с небольшим тысячи рублей. Правда, не считая остекления окон (которое я просто отложил ‘на потом’). То есть до завершения строительства своей стекольной мастерской.

Ну а пока все это строилось, я ‘увлекся’ новым проектом. То есть проект был самый что ни на есть старый — двигатель внутреннего сгорания — но ‘количеством перешедший в качество’: я изготовил сразу четырехцилиндровый мотор. То есть я тоже принимал участие и в изготовлении, например картер сварной целиком сам сделал. Сварил в смысле сам.

Хороший получился мотор, мощный. С чугунными блоками цилиндров, которые оказались чуть больше первого, бронзово-стального, двухлитровый мотор развивал почти двадцать восемь лошадиных сил. Правда весил он почти сто килограмм, но для моих нужд это было вполне подходяще. Потому что с этим мотором я начал делать трактор.

В самом начале весны Евдокия, Кузька, баба Лена, Епифанова и Евсей Евсеев с Димкой организовали (под моим ‘чутким руководством’) колхоз, именуемый официально ‘товариществом по обработке земли’. Вообще-то в Ерзовке таких было уже три или четыре, но разница была в том, что всю землю моих ‘колхозников’ я выкупил и теперь, в соответствии с законом, их ‘подушные десятины’ были выделены их общинного надела каждому единым участком, ну а я недорого подсуетился, чтобы все их земли была нарезана одним куском. Невелик получился надел, в шестьдесят две десятины всего, да и вдобавок далековато от села, почти в десяти верстах. Но, получив надел на самом краю ‘общинного поля’, я смог выкупить и примыкающие двести пятьдесят десятин из уездных ‘неудобных земель’, так что можно было уже и ‘размахнуться’.

Для меня же проблема состояла в том, что ‘размахиваться’ особо было нечем: да, пять породистых лошадей — это для одного крестьянского хозяйства очень даже хорошо. А вот для ‘колхоза’ — явно маловато. Очень хорошая пара лошадей на пароконном плуге в день могла распахать с полдесятины. А пахота хорошо если три недели длится, в этом же году по погодным условиям на пахоту удалось уделить десять дней. И из шестидесяти с лишним десятин в общем-то не самой хорошей, но все же пахотной земли распахать удалось всего пятнадцать. А на ‘неудобьях’-то и вовсе ковыльную степь пахать, лошадками ее и не поднять вообще.

Все это мне изложил Димка в простой и доступной форме:

— Саш, зря ты, наверное, землю в голой степи прикупил-то. Не поднять нам ее, даже если пару волов купить — не поднять. Казаки-то, ежели целину поднимать, шестерых волов в упряжь ставят, тогда целину поднять можно. А лошадьми. У тебя лошадки, конечно, знатные — но как их хотя бы четырех-то в плуг запрячь? Разве что упряжь хитрую сделать — но и то, четырех жеребцов вместе поставить не выйдет.

— А если простых лошадей купить, то сколько нужно?

— Я даже и не знаю. А вот ты моторы свои делаешь, говоришь, что в моторе прячется лошадей аж двадцать восемь голов. Так может ты придумать можешь, как мотор твой запрячь?

Так что я начал делать именно трактор, хотя поначалу имел в виду автомобиль построить. И делать я стал не ‘Фордзон-Путиловец’ какой-нибудь с разными колесами, а ‘классический’ мини-трактор с четырьмя одинаковыми. Относительно небольшими, с двадцатидюймовыми дисками. Но, хотя трактор был и ‘мини’, делать я его стал ‘по большому’ — с электростартером, электрическими же фарами, с восьмискоростной двухступенчатой коробкой передач — потому что для нового цеха я купил австрийский зуборезный станок за двадцать восемь тысяч полновесных рубликов. Раму для трактора склепал из списанных рельсов, кабину застеклил (для чего в свежепостроенном стекольном цехе наладил отливку ‘больших’ стекол на олове), кузов сделал ‘красивый’. Уже заканчивая изготовление первой машины, сообразил, что слишком легкий трактор будет плохо тянуть плуг и на раму поставил дополнительные коробки для грузов, увеличивающих сцепной вес, а у Евгения Ивановича заказал два десятка двухпудовых чугунных ‘утяжелителей’ — без них трактор получился весом всего в семьсот килограмм. Готовый трактор вышел из цеха в начале августа.

Но еще раньше я ‘изыскал’ новый источник дохода. С середины апреля доходность моих предприятий стабилизировалась в районе десяти тысяч рублей в месяц, и это было (по нынешним временам) очень даже неплохо. Если тратить деньги на ‘жизнь в свое удовольствие’ — неплохо. А вот для строительства ‘промышленной империи’ — очень мало, потому что хороший станок стоил гораздо больше десяти тысяч. Были станки и подешевле: токарный станок братьев Бромлей стоил всего-то от трехсот до тысячи рублей, но на нем разве что тележные оси точить. Хотя — вру: тележная ость — она длиной в три аршина, а самый большой Бромлеевский станок мог обрабатывать детали не длиннее трех футов. Столь нужный мне для изготовления карданных валов станок с базой в семь футов стоил уже двадцать четыре тысячи рублей — а после покупки зуборезного станка копить на него мне предстояло еще месяца три.

Так что пришлось озаботиться ростом поступлений. И даже не то чтобы я специально ‘изыскивал’, просто задумался над проблемой переправки трактора на другой берег Волги, где у меня находилась большая часть ‘угодий’, в плане «а не распахать ли целину». И быстренько ее ‘решил’ — соорудил своеобразный паром, фактически понтон с моторчиком. Моторчик поставил одноцилиндровый, в семь сил примерно, а сам понтон сварил из ‘лопатного’ листа (из которого же сделал и ребра жесткости, благо ‘листогнутная машина’ у меня уже была и наделать уголка из листа проблем не составляло). ‘Капитаном’ на пароме у меня стал соседский Колька, и он начал его ‘испытывать’ по маршруту от Ерзовки до села Среднее Погромское на правом берегу реки. За переправу он брал ‘по-божески’: копейку с человека или гривенник с телеги. Но за день паром туда-сюда успевал сплавать раз по двадцать, так что червонец чистой прибыли это жестяное корыто мне приносило. А поскольку мне это корыто обошлось чуть больше ста рублей, включая покраску асфальтовым лаком, то уже к началу августа у меня по Волге плавало пять таких ‘корыт’, названных мною ‘Драккарами’. Два занимались переправой у Царицына и у Дубовки, а еще два работали уже за пределами уезда — у Саратова. Причем один из них занимался перевозкой исключительно крупного и не очень рогатого скота (как, впрочем, и царицынский ‘Драккар-2’) — при цене в семь копеек за крупную скотину и в три — за мелкую (то есть за овцу) каждый из скотовозов приносил мне по пятнадцать рублей в день: переправа скота на бойни оказалась делом очень выгодным в связи с отсутствием достойных конкурентов (десяток лодочников были не в счет).

Конечно, суммы менее двух тысяч в месяц были невеликим прибытком, но благодаря этому дополнительному доходу у меня появилась денежка на наем десятка квалифицированных рабочих или инженеров. Вот только где их взять.

Большинство рабочих я просто сманил у соседей, а двоих — опять с Бекетовки. Потому что с приближением зимы вопрос остекления новых цехов становился все более острым. У Барро я заказал ‘большой офортный станок’, который использовал для раскатки стекол. Стекла получались конечно же очень кривыми, но вполне прозрачными и для окон у цеху вроде бы вполне годились. Вот только я недоучел фантазию стекольщиков. И главным ‘фантазером’ оказалась Маша.

Бекетовские рабочие все же привыкли иметь дело с свежесделанным стеклом, а Маша занималась в основном переплавкой готового материала и видимо поэтому лучше ориентировалась в процессах ‘вторичной переработки’. Именно ей пришло в голову кривое прокатанное стекло положить в оловянную ванну и немного там его выдержать. В результате готовый ровный лист с ‘огневой полировкой’ получался не за полтора часа, как при отливке листа сразу на олове, а всего за пятнадцать минут. И даже с учетом того, что ‘сырье’ я закупал довольно дорого (во всех моих забегаловках принимались битые бутылки по полкопейки за штуку) лист полированного стекла размером метр на полтора обходился мне в сорок пять копеек.


Статьи по теме