Книга Михаила Ходорковского Тюремные Люди

      Комментарии к записи Книга Михаила Ходорковского Тюремные Люди отключены

Книга Михаила Ходорковского Тюремные Люди.rar
Закачек 800
Средняя скорость 8412 Kb/s

После стольких лет в тюрьме я далек от идеализации тех, с кем довелось встречаться. Однако у многих сидельцев есть принципы. Правильные с точки зрения общества или нет? По-разному. Но это именно принципы, за которые люди готовы страдать. И по-настоящему.

Коля

Как-то довелось мне провожать на свободу ничем не примечательного молодого человека Николая. Николай сидел по так называемой «народной статье» — за хранение наркотиков. Таких в тюрьмах почти половина.

Было ясно, что он вернется, поскольку за свою недолгую 23-летнюю жизнь успел пять лет провести «за колючкой». Не собирался он отказываться от такой жизни и дальше. Хотя парень откровенно не глупый, но с детства впитавший ощущение своей отверженности, ненужности и привыкший бороться с ним в коллективе таких же отверженных.

Проходит полгода, и я встречаю Колю снова, но уже с жутким шрамом на животе.

— Коля, что случилось?

— Да, опять прихватили с «химкой».

И здесь Коля мнется, но все же рассказывает историю, которую потом подтвердили те, кто был очевидцем. Прихватив многократно сидевшего человека, оперативники решили списать на него «до кучи» еще какое-нибудь дело. Разговоры такого рода происходят часто и бывают достаточно откровенными: тебе, мол, добавят только два года, мы судью попросим, но ты возьми на себя какой-нибудь грабеж — и получишь свидание или зону на выбор. Обычно речь идет о вырванном из чьих-нибудь рук мобильнике. Коля, не долго думая, согласился. Но на опознание привели пожилую пенсионерку, у которой какой-то подлец выхватил сумочку с двумя тысячами рублей. Бабка, конечно, ничего не запомнила и легко «опознала» того, на кого ей указали оперативники.

И здесь Коля вдруг уперся: «Я никогда старших не задевал, только ровесников. Отнимать последнее у старухи — нет, на это я не подписывался и не буду. Хоть убивайте!» Оперативники обалдели: «Коля, это по закону то же самое. И сумма та же, и срок. Чего ты упираешься? Мы же не можем все переигрывать из-за твоей блажи».

— Нет, — говорит Коля.

И его отправляют в камеру — «подумать», слегка избив «для порядка».

Через короткое время он стучит в дверь, а когда открывается «кормушка» — туда вылетают кишки. Коля «вскрылся», причем по-настоящему. Настоящее харакири. Шрам толщиной в палец и в полживота длиной.

Пока бежали врачи, камера пыталась затолкать выпавшие внутренности обратно…

Спасли его чудом. Теперь он — инвалид, но не жалеет: «Если бы старухину сумку на меня «повесили», я бы так и так помер», — говорит Коля, имея в виду свое самоуважение, без которого жизни себе не мыслит.

Я смотрю на этого многократно судимого человека и с горечью думаю о многих людях на свободе, которые ценят свою честь гораздо дешевле, а отнять пару тысяч у старика или старухи вообще особым грехом не считают. Пусть грабеж и прикрыт умными словами. Им не стыдно.

И я невольно горжусь Колей.

„Часто становится буквально жутко от ощущения бездарно растрачиваемых человеческих жизней. Судеб, сломанных своими руками или бездушной Системой”

«Вот они»

Как известно, тюрьма — место, где встречаются самые необычные люди. Множество типов и интереснейших человеческих судеб прошло перед глазами за эти годы.

Часто становится буквально жутко от ощущения бездарно растрачиваемых человеческих жизней. Судеб, сломанных своими руками или бездушной Системой. Я попытаюсь рассказать о некоторых людях и ситуациях, несколько изменив детали и имена, с учетом жизненных обстоятельств героев. Однако существо характеров и ситуаций оставляю в том виде, в котором услышал и воспринял сам.

Тюремная судьба свела меня с 30-летним парнем, находящимся под судом по обвинению в сбыте наркотиков.

Сергей — наркоман «со стажем», хотя по нему это трудно заметить. Выглядит чуть моложе своих лет, очень подвижен, образован. Цыган по матери и русский по отцу, что создало очень интересную в культурном смысле ситуацию. Матери пришлось уйти из табора, и она работает врачом-рентгенологом в больнице.

Парень говорит по-цыгански, знает традиции, общается с диаспорой, но сам себя к ней не относит. Употребляет наркотики давно (как большинство молодежи в его поселке), но имея привитую в семье медицинскую культуру и сильную волю, тщательно следит за чистотой «продукта», не забывает правильно питаться и регулярно «перекумаривается», то есть воздерживается от приема несколько недель — снижает требуемую дозу.

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «Тюремные люди»

Описание и краткое содержание «Тюремные люди» читать бесплатно онлайн.

Руководитель проекта С. Турко

Корректоры С. Мозалёва, Е. Чудинова

Верстка и дизайн Аникст дизайн. Лондон

Фото на обложке Т. Макеева

Все эссе, за исключением «Наркоман», «Нацист», «Амнистия», были ранее опубликованы на русском языке в The New Times

© 2011, 2012, 2013 MBK IP Limited

Печатается с разрешения М. Ходорковского MBK IP Limited

© 2004 MBK IP Limited

Photograph taken by Tatiana Makeeva

© ООО «Альпина Паблишер», 2014

Все имена и фамилии героев книги являются вымышленными, любые совпадения с реальными людьми случайны.

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

Как известно, тюрьма – место, где встречаются самые необычные люди. Множество типов и интереснейших человеческих судеб прошло перед глазами за эти годы.

Часто становится буквально жутко от ощущения бездарно растрачиваемых человеческих жизней. Судеб, сломанных своими руками или бездушной Системой. Я попытаюсь рассказать о некоторых людях и ситуациях, несколько изменив детали и имена, с учетом жизненных обстоятельств героев. Однако существо характеров и ситуаций оставляю в том виде, в котором услышал и воспринял сам.

Как я хотел написать о своем впечатлении от концерта классической музыки

Много раз в тюрьме, позже – в лагере, потом – снова в тюрьме, а потом – снова в лагере мне хотелось послушать классическую музыку вживую. Как-то не довелось до этого, какая-то сумасшедше-суматошная жизнь была. Еще очень хотелось совсем в другой обстановке читать и обсуждать прочитанное – в то время собеседника частенько заменял лист бумаги. А теперь вот совсем нет желания писать про «ту» мою внутритюремную жизнь.

Но настойчивый редактор попросила написать предисловие к книге, созданной в условиях, отличных от тех, в которых я сейчас нахожусь.

Задача не из легких, потому как, перечитывая то, что было написано за последние десять с лишним лет моей тюрьмы, невольно снова и снова переживаешь ту жизнь, которая казалась мне «навсегда».

25 октября 2003 года, в день моего ареста, мне даже и в голову не могло прийти, что запомнившиеся подробности, пусть даже и мелкого, бытового характера, кого-то еще заинтересуют. Пережил? И ладно. К тому же, будучи человеком глубоко технократичным и совсем не гуманитарного склада ума, всегда раньше относился к чтению, как к некоему обязательному набору получения необходимой информации или понуждения к мыслительному процессу. Да и сейчас, положа руку на сердце, могу честно сам себе признаться: ну какой из меня писатель?!☺

Помню ли я собственный арест в деталях? Скорее нет, чем да. Вернее, я помню, что думал о совсем другом, нежели о том, что описывается во всех замечательных книгах, которые нам дают читать в школе.

Помню, что не было злости от собственного упрямства. Да и упрямства-то не было. Растерянность и ощущение неопределенности мне вообще не свойственно.

Думал о родителях, жене, детях. Пытался понять, что и как будет с компанией. Точно думал о том, что могут быть допросы с использованием психотропных средств, как у моего коллеги Пичугина, – подсунут что-либо в пищу и проведут видеозапись. Поэтому старался первое время не есть и очень аккуратно пить, хотя страха не было, это точно…

Диковинно набирать сейчас буквы в слова на компьютере, оставив привычку писать урывками на листочках.

Часто спрашивали и продолжают спрашивать, сколько раз в день, в неделю, в месяц, в год у меня была возможность пользоваться Интернетом, компьютером и прочими благами технического прогресса. Отвечаю – за десять с лишним лет у меня такой возможности не было! Некоторые современные лидеры оппозиции даже удивлялись моей информированности в нашей переписке, не веря тому, что я в камере без компьютера и Интернета. Удивлялись ровно до той поры, пока сами не получали десять суток ареста – этого хватало сполна для понимания…☺

То, что читатель сейчас держит в руках, – это попытка показать мир, недоступный для понимания большинства обычных людей, мир прошлого, комфортного для одних и дискомфортного для других, соседствующий в моей стране с настоящим, как будто нет технического прогресса и достижений цивилизации. Но в России все, читавшие Солженицына и Шаламова, равно как и никогда не слышавшие имен этих великих писателей, генетически, на подкорке головного мозга держат пословицу, что от сумы да от тюрьмы зарекаться нельзя.

Подчиняясь внутренней дисциплине, привитой мне родителями с детства, и не думая о своем выходе в ближайшей перспективе, я загружал себя умственной работой, обширной перепиской и заочными спорами, писал тюремные рассказы о том, что видел сам, о том, что узнал и что может быть с каждым. О стране, в которой живет наш замечательный народ в бесправии и нищете, и о той России, которой можно будет гордиться без привкуса стыда и которая в конце концов пойдет дорогой европейской цивилизации. Нашей общей дорогой.

после стольких лет

в тюрьме я далек от

идеализации тех, с кем

однако у многих

сидельцев есть принципы.

правильные с точки

зрения общества или нет?

по-разному. но это именно

принципы, за которые

люди готовы страдать.

Как-то довелось мне провожать на свободу ничем не примечательного молодого человека Николая. Николай сидел по так называемой «народной статье» – за хранение наркотиков. Таких в тюрьмах почти половина.

Было ясно, что он вернется, поскольку за свою недолгую 23-летнюю жизнь успел пять лет провести «за колючкой». Не собирался он отказываться от такой жизни и дальше. Хотя парень откровенно неглупый, но с детства впитавший ощущение своей отверженности, ненужности и привыкший бороться с ним в коллективе таких же отверженных.

Проходит полгода, и я встречаю Колю снова, но уже с жутким шрамом на животе.

– Коля, что случилось?

– Да, опять прихватили с «химкой».

И здесь Коля мнется, но все же рассказывает историю, которую потом подтвердили те, кто был очевидцем. Прихватив многократно сидевшего человека, оперативники решили списать на него «до кучи» еще какое-нибудь дело. Разговоры такого рода происходят часто и бывают достаточно откровенными: тебе, мол, добавят только два года, мы судью попросим, но ты возьми на себя какой-нибудь грабеж – и получишь свидание или зону на выбор. Обычно речь идет о вырванном из чьих-нибудь рук мобильнике. Коля, недолго думая, согласился. Но на опознание привели пожилую пенсионерку, у которой какой-то подлец выхватил сумочку с двумя тысячами рублей. Бабка, конечно, ничего не запомнила и легко «опознала» того, на кого ей указали оперативники.

И здесь Коля вдруг уперся: «Я никогда старших не задевал, только ровесников. Отнимать последнее у старухи – нет, на это я не подписывался и не буду. Хоть убивайте!» Оперативники обалдели: «Коля, это по закону то же самое. И сумма та же, и срок. Чего ты упираешься? Мы же не можем все переигрывать из-за твоей блажи».

– Нет, – говорит Коля.

И его отправляют в камеру – «подумать», слегка избив «для порядка».

Через короткое время он стучит в дверь, а когда открывается «кормушка» – туда вылетают кишки. Коля «вскрылся», причем по-настоящему. Настоящее харакири. Шрам толщиной в палец и в полживота длиной.

Пока бежали врачи, камера пыталась затолкать выпавшие внутренности обратно…

Спасли его чудом. Теперь он – инвалид, но не жалеет: «Если бы старухину сумку на меня “повесили”, я бы так и так помер», – говорит Коля, имея в виду свое самоуважение, без которого жизни себе не мыслит.

Я смотрю на этого многократно судимого человека и с горечью думаю о многих людях на свободе, которые ценят свою честь гораздо дешевле, а отнять пару тысяч у старика или старухи вообще особым грехом не считают. Пусть грабеж и прикрыт умными словами. Им не стыдно.

И я невольно горжусь Колей.

Часто становится буквально жутко от ощущения бездарно растрачиваемых человеческих жизней. Судеб, сломанных своими руками или бездушной Системой.

Тюремная судьба свела меня с 30-летним парнем, находящимся под судом по обвинению в сбыте наркотиков.

В нашей стране тюрьма всегда была определённым символом. Символом свободы! Ведь тюрьма в России представляет собой не только камеры, решётки и баланду, но и тоталитарную ловушку в которую люди часто пытаются запрятать сами себя. Михаил Борисович Ходорковский, оказавшись в застенках, стремится показать, как можно быть заключённым и одновременно свободным человеком. В своей книге он пишет о заключённых, пытаясь донести до всего мира, что и этим людям требуется сочувствие, доброта, уважение. Он пишет о несовершенствах общества, о системе и о вечных ценностях, о которых следует задуматься каждому из нас. О тех ценностях, которые помогут стать человеку действительно свободным!

Зона — безусловно, особое место. Здесь практически ничего не утаишь от окружающих глаз. Ведь в местах лишения свободы, заключённые находятся на глазах у своих сокамерников 24 часа в сутки. В это время человек проявляется более глубоко, многие его качества выходят на поверхность. Именно в тюрьме открываются не только низменные, но и духовные качества человеческой натуры, как бы низко он ни пал в своей жизни. Зона — своего рода проверка человека. Кто-то в тюрьме очищается, осознавая свои прошлые поступки и становится праведником, а кто-то, наоборот, падает на самое дно.

Ходорковский в своих рассказах берёт совершенно разных персонажей: наркоманов, воров, нацистов, стукачей, незаконно обвинённых. Затем он максимально точно и ёмко показывает их непростую жизнь, избегая осуждения и всевозможных оценок. Автор проводит логические цепочки, наглядно показывая сквозь призму жизни заключённого различные несовершенства и пороки современного общества.

Как говорит сам Михаил Борисович в предисловии, он писал «о стране, в которой живёт наш замечательный народ в бесправии и нищете, и о той России, которой можно будет гордиться без привкуса стыда и которая, в конце концов, пойдёт дорогой европейской цивилизации».

Ходорковский в своей книге вовсе не идеализирует заключённых. Однако он показывает людей, у которых есть свои принципы. Принципы, за которые эти люди готовы страдать и терпеть унижения.

В частности, в одном из рассказов мы видим как раз такого молодого человека с принципами — Колю. Ходорковский рассказывает, как прихватив Колю, опера решают повесить на него ещё какое-то дело. Для этих целей они приводят в качестве свидетеля пенсионерку, у которой неизвестный грабитель вырвал сумку. Однако парень упёрся, несмотря ни на что, у него железное правило: не касаться старших. Его жестоко избивают и отправляют в камеру «подумать». В камере Коля пытается зарезать сам себя, решая погибнуть, но не изменить себе. Его жизнь спасают врачи, но парень остаётся инвалидом…

Не менее невероятны истории и других заключённых. Например, другой молодой человек становится настоящей жертвой системы. Ходорковский пишет о парнишке, обвинённом по ужасной статье — «педофилия». До этого он спокойно жил вместе с несовершеннолетней девушкой, которую в будущем хотел взять в законные жёны. Однако его осудили, даже, несмотря на горькие слёзы и девушки и родителей.

Как мы представляем зеков? Зверьми, монстрами, выродками? Но стоит задуматься, насколько это честно… Все ли они такие? Можем ли мы судить, кого бы то ни было? Имеем ли на это право, не зная истинную историю человека, его судьбу. Можно ли делать выводы о человеке, лишь опираясь на поверхностные данные?

Ходорковский пишет и о взаимоотношении заключённых. Описывает, как они поддерживают друг друга, в различных обстоятельствах делятся с собратьями тем, что у них имеется. Один из таких людей, вор со стажем, даже после того, как выходит на свободу, не забывает своих собратьев, присылая им письма. А один парень не желает совершать ложный донос на Ходорковского, хотя прекрасно понимает, что будет затем жёстко наказан. И это тоже принципы, говорящие о высокой этике человека, о его благородстве и честности некоторых индивидов.

Именно подобные этические принципы, дают возможность человеку стать по-настоящему свободным. Возможно, они не освободят заключённого из внешней темницы, но помогут освободить из внутренней. Ведь истинная тюрьма находится именно в уме. Человек же, который причиняет страдания другим, обречён прожить в ней всю свою жизнь. Неважно где он: в клетке, либо по иную сторону.

Кто-то из заключённых не выдерживает издевательств и кошмаров зоны и пытается наложить на себя руки. Например, инженер-строитель, которого подставили на работе, сделав козлом отпущения. Интеллигентный человек, неожиданно брошенный в кутузку, находится в страшной депрессии. Однако единственным ответом на его стенания становится лишь гробовое молчание со стороны других заключённых. Никому здесь нет дела до чужих бед, все живут своими проблемами.

Потом он пытается повеситься в туалете… К счастью, безуспешно. После этого поступка многие заключённые от стыда прячут глаза друг от друга. Ведь они проявили страшный грех, грех безразличия.

Но, если задуматься, сколько людей убивает себя в обычной повседневной жизни. Просто потому что их не выслушали, не оказали вовремя психологическую помощь. Этих людей оставили наедине с собой, с их проблемами, которые те попросту не смогли вынести.

Ежедневно на улице мы видим немало таких безразличных, совершенно закрытых людей, занятых лишь мыслями о себе. Людей, для которых словно чужда заповедь «возлюби ближнего своего». Людей, которые живут в своей собственной тюрьме безразличия, дрожа от холода, но отнюдь не тюремных сквозняков, а холода собственной гордыни и высокомерия.

Бомжа, попавшего в тюрьму за драку, Ходорковский показывает с совершенно неожиданной стороны. Пожилой нищий вдруг оказывается замечательным радиотехником. Он даже починяет телевизор, установленный в камере, практически единственное окно в мир информации.

Судьба этого нищего весьма трагична. В прошлом он лишается жены, сына. Потом начинает сильно пить. Ушлые соседи пользуются этим, и выкидывают человека из собственной квартиры… Мужчина вынужден жить на улицах. Как-то раз он подрался и оказался за решёткой.

Таких нищих у нас в стране немало. Среди них также много порядочных людей, бывших представителей интеллигенции, попросту заплутавшихся в жизни. Многие находят свою гибель на улицах. Однако, несмотря на всё это, у нас, в своё время пытались запретить деятельность благотворительной организации «Армия спасения», которая помогает неимущим по всему миру.

Именно через такие небольшие, ёмкие, но очень сильные истории, Ходорковский стремится обратить внимание на многочисленные нарушения прав и свобод человека в нашей стране. Нарушения, которые, как ни печально, некоторые люди воспринимают уже как норму. Сквозь строки, мы видим, как много людей, которые ради финансов, карьерного роста, благополучия готовы уничтожить судьбу другого. И ведь не только судьбы людей…

Речь идёт и о животных. И о культуре… О произведениях искусства, старинной архитектуре. Неимоверное количество исторических зданий, усадеб было снесено в Москве и Петербурге, дабы на их месте распахнул свои двери очередной ресторан либо молл. Однажды в Москве даже сносят Протестантскую церковь Пятидесятников. Однако никто не задумывался над вопросом, принесёт ли это счастье в будущем городу, будут ли наши дети благодарны нам за подобные поступки.

В чём-то книга Михаила Борисовича напоминает известный труд Фёдора Достоевского «Записки из мёртвого дома». Так об этом произведении отозвался Юрий Шевчук. И действительно, как и Фёдор Михалович, Ходорковский описывает возвышенные и низкие стороны своих персонажей, создаёт целый мир, окунаясь в который можно восхищаться и испытывать ужас одновременно. Перед нами один из самых низменных миров. Но мир, среди грязи которого порой расцветают удивительные цветы, наполненные стремлением к жизни.

Когда читаешь строки этого произведения, вдруг начинаешь отчётливее понимать, как долго нам нужно учиться, сколько всего нам следует осознать и понять… Осознаёшь ту ужасную войну всех против всех, которая ежедневно ведётся в офисах и на улицах. Войну, которая делает людей, сидящих друг против друга в метро, дальше, чем жителей разных континентов.

Не случайно Ходорковский показывает, как жестокость в нашем обществе является повседневной реальностью, а сострадание и доброта зачастую сравнивают с юродивостью.

Прочитав книгу, хочется просто сказать: как важно запомнить простую заповедь «возлюби ближнего своего». Заучить эти слова, словно школьное правило! Это и есть цивилизованность, путь к открытости, толерантности, доброте и гармонии! Именно простые истины являются синонимом общества, которое просто обречено на процветание и развитие во благо всех живущих на Земле!


Статьи по теме